В ГосКлиниках не лечат, а обдирают и калечат. Медицина у нас уже давно не бесплатнаяФОТО: EAST NEWS

Опубликовано: Комсомольская правда. 03.05.2017.

Медицина у нас уже давно не бесплатная

Почему «благодарить» врача лучше до лечения

Герман ПЯТОВГерман ПЯТОВ Врач-хирург, кандидат медицинских наук
Наш колумнист Герман Пятов о теневой экономике российской медицины и о том, как в ней выжить.

Однажды у меня разболелся зуб. Но на тот момент я был человек уже счастливый — у меня уже был СВОЙ ЛУЧШИЙ В МИРЕ СТОМАТОЛОГ. Поэтому я ничего не боялся, а сразу позвонил. Но мой стоматолог оказалась в отпуске, за границей.

Но я же советский человек, и знаю, что нельзя идти к первому встречному стоматологу на прием! Поэтому решил, что дождусь.

Но зуб решил по другому, и через несколько дней у меня началось воспаление верхушки корня зуба, в просторечье — «флюс».

Но я же закаленный, советский человек! Я держался!

Держался я еще два дня, потом поднялась температура — 39,5, начался озноб, и я проявил преступную для советского человека слабость — сдался. Тем более, сдаваться было недалеко — от моего дома до крупнейшего и ведущего стоматологического лечебного учреждения было метров двести.

Как «простой инженер»*, без всяких «блатов», «с улицы», пришел я туда, обратился в регистратуру, заплатил в кассу «за первичную консультацию». Проконсультировался. Врач сказала, что «нужно прочистить корневые каналы», я с ней согласился, так как уже знал, как такое лечится. Опять пошел в кассу. По прейскуранту стоило это что-то около трех тысяч рублей. Заплатил.

Опять к врачу. Врач мне быстро все «рассверлила», «прошла» зондом каналы. Я, в благодарность за ее работу, протягиваю некую сумму уже лично ей. Она, видит деньги, радуется, и, от неожиданности, говорит (!):

«ОЙ! НУ, ЧТО ЖЕ ВЫ СРАЗУ!…»

и осеклась! Поняла, что… ПРОГОВОРИЛАСЬ!

Я, честно, тоже очень смутился. Мы оба все поняли: ЕСЛИ БЫ Я СРАЗУ ДАЛ ЕЙ ДЕНЕГ, ОНА БЫ ВСЕ СДЕЛАЛА ЛУЧШЕ.

Мне стало стыдно за «коллегу», но я вида не подал… да и не до этого мне было — температура то была 39,5, а озноб был такой, что приходилось прилагать усилия, чтоб зубами стучать не слишком громко.

Я очень быстро понял, что деньги ей нужно было действительно давать сразу. А еще лучше — в кассу вообще не платить, а все ей. Тогда она бы «прошла каналы» как следует, дренаж гноя был бы адекватный, и воспаление быстро прошло (плавали, знаем).

А так — лечение не помогло, проблема осталась, пришлось кушать вкусные и полезные антибиотики, в ожидании СВОЕГО РОДНОГО СТОМАТОЛОГА.

Ну, я дождался, и все кончилось хорошо. Даже зуб на месте.

Это такой маленький, и относительно безобидный пример того, насколько у нас «бесплатная», «качественная», и «доступная» медицина.

Медицина у нас давно уже не бесплатная. Еще десять лет назад это вполне официально озвучивал тогдашний министр здравоохранения. С тех пор, если что-то изменилось, то только в худшую сторону.

Российских врачей, по уровню их «небесплатности» можно разделить на несколько основных групп:

1. Те, кто работает в коммерческих клиниках — самая маленькая группа.

2. Те, кто совмещает работу в коммерческих и государственных ЛПУ — группа чуть больше.

3. Те, кто работает в государственных ЛПУ, но при этом занимается «коммерцией» на рабочем месте, т.е. берет взятки, ой, простите, «благодарность». Это работники столичных, областных республиканских больниц, крупных высокотехнологичных лечебных центров, работники «скорой помощи» этого же уровня.

4. Те, кто работает в государственном здравоохранении, но взяток не получает или почти не получает. Не получает не потому, что не хочет, а потому, что не дают пациенты. Это врачи и фельдшера сельских больниц, поликлиник, ФАПов, «скорой помощи», т.е. медработники районов, отдаленных от столиц, областных центров и крупных городов. Контингент пациентов там малоимущий, представлен преимущественно пенсионерами, безработными и маргинальными, люмпенизированными элементами. Это очень большая группа медработников, и самая социально и профессионально ущемленная — зарплаты небольшие, работы много или слишком много, работа тяжелая. Ну и «прелести контингента».

В рамках данной статьи нас больше всего интересуют 3 и 4 группы, потому, что именно они создают наибольшую социальную напряженность и конфликты в здравоохранении.

Третья группа вызывает наибольшее количество нареканий и озлобление пациентов, так как зачастую «монетизирует» своё служебное положение с особым цинизмом, часто на уровне вымогательства.

Например, однажды с подругой навещал её брата, который после травмы поступил в крупное скоропомощное ЛПУ. За три дня с момента поступления к нему никто не подошел. То, что у пациента перелом нижней трети правой большеберцовой кости, было видно невооруженным глазом, но рентгенограмму ему никто не сделал. Никакой иммобилизации конечности не было!

И это был стиль данного учреждения — пациентов игнорировали до тех пор, пока они не понимали, что нужно дать денег.

Про то, как вымогают деньги у пациентов, которым родное государство дало официальное направление (квоту) на высокотехнологичное лечение, я могу вам не рассказывать — в комментариях к моим статьям на сайте «Комсомолки» сотни читателей об этом пишут постоянно.

Самая безобидная разновидность коммерции врачей на рабочем месте — это заработки на диагностике (УЗИ, КТ, рентген, ЭКГ, эндоскопия) в стационарах и поликлиниках крупных городов. Тут всегда два потока пациентов: один официальный, другой — «левый». Одна моя коллега в крупном научном центре, врач УЗИ, за день принимала 5-6 пациентов официальных, по направлению этого учреждения, и 5-7 — «по знакомству». Каждый из этих 5-ти-7-ми платил от 3 000 рублей и выше — в зависимости от количества и сложности исследований.

Считайте сами: в месяц не менее 300 000 рублей, не считая зарплаты.

Уверен, что она, как специалист, конечно же, этих денег стоила, но (!) деньги эти она зарабатывала на государственном, а не своём оборудовании, в государственном, а не частном помещении, и, главное, в рабочее время которое ей оплачивало государство – то есть мы с вами! И никаких налогов с этих доходов, естественно, никто не платит.

Правда, часть суммы все же приходится отдавать… Куда? Ну не на благотворительность же! Понятное дело — начальству.

Так работает вся эта теневая система.

Что характерно: огромное число благотворительных организаций собирают деньги (часто космические суммы) на высокотехнологичное лечение детей и взрослых, объясняя всем и каждому, что «КВОТ НЕ ХВАТАЕТ», а в тех же ГОСУДАРСТВЕННЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ, ГДЕ НЕ ХВАТАЕТ ЭТИХ САМЫХ КВОТ, ИДЕТ ПОТОК КОММЕРЧЕСКИХ БОЛЬНЫХ — ОФИЦИАЛЬНО, ЧЕРЕЗ КАССУ, И НЕ ОФИЦИАЛЬНО, «ПО БЛАТУ»!

При этом коммерциализация нарастает. Процент коммерческих пациентов (официально коммерческих) в крупном высокотехнологичном лечебном центре за десять лет вырос с 20% до 90%. Под конец мы вообще перестали понимать, госпитализируют кого-то «по бюджету» или нет. При этом на зарплате сотрудников этот коммерческий поток особо не сказывался, большую часть заработанных учреждением денег «пилило» руководство через постоянные ремонты, закупки лекарств, оборудования и т.д.

Один мой коллега, маститый хирург, с громадным опытом, широко известный, с огромными связями в медицинском мире, на мой вопрос: почему, «Иван Иваныч» вы не уйдете в коммерческую клинику, а горбатитесь в государственной, ответил:

«Гееррман! Мне 67 лет! Случись что — в своей клинике хоть помогут! Тут все специалисты есть, не дадут пропасть совсем уж! А так, с улицы придешь — кому ты нужен!»

Нужны еще доказательства?

Когда некие как бы «коллеги» начинают биться в истерике в комментариях к моим статьям, в которых я, якобы «очерняю» людей в белых халатах», мне становится интересно: зачем они прикидываются?

Они что, не понимают, что, какими бы они не были «успешными докторами», и какими бы связями в медицинском мире не обладали, МЫ ВСЕ — ПАЦИЕНТЫ!

Каждый из нас может оказаться в ситуации, когда ни связи, ни деньги не работают! И надеяться можно только на профессионализм и порядочность врача, к которому тебя занесла судьба!

Мы все в одной лодке — и врачи, и пациенты. И только вместе мы можем сделать нашу медицину качественной и доступной.

__________

*Примечание: «простой инженер» – в советское время так называли неудачников, не имеющих связей, «блата», не умеющих устроиться в жизни, и т.д.